ershowa (ershowa) wrote,
ershowa
ershowa

Пацаны.

Я недавно оцифровала старые кассеты. Одну из них мне записали пацаны. Они там втроем сидят и говорят о том, что мальчик, с которым я дружу, нехороший человек. А Виталька говорит: "Видел, как ты с ним целовалась в субботу, меня потом три дня рвало". А еще они ржут и говорят, что в поход возьмут супер-средство для сексуального возбуждения и меня напоят им. Я им потом в ответ тоже записала кассету и сказала, чтоб, главное, сигарет взяли, а то все мои всегда курят.

Один мальчик потом остался один и говорит в эту кассету: "Очень мне мало общения с тобой. Мне мало этих отношений. Еще чего-нибудь надо. Общение разным бывает". Помню, в 15 лет я страшно смутилась, слушая эту кассету. На что это, думаю, он намекает. Я же с ним вон как, а он вон чего. А в тридцать два я сильно хохотала. Вот же хитрец малолетний! Ему, кстати, было тогда 13.

Вообще, ко мне пацаны всегда очень хорошо относились. Они выставляли свое общение со мной как тяжелую психологическую нагрузку. Я была объектом насмешек, но таких добрых, что сама ржала вместе с ними. Это было такое: "Таня, я таких дур еще не встречал! Ты по развитию как двенадцатилетняя! У тебя даже мимика ребенка. Не ной, давай рюкзак. Пить хочешь? Самогонки много ей не наливайте. Напьется - будет плохо".

Такое вечное ворчание, как будто я была их ребенком. И для меня было большим открытием, что за этой опекой может быть что-то другое.
Мы играли в войнушки, а потом воровали огурцы, позже вместе пили бражку и самогон. А теперь я очень благодарна им, что за всем этим они видели во мне девочку и любили, кто как умел. Слушаю те кассеты и плакать хочется. От этой грубой трогательности. От всего моего крутейшего детства.

И в ответной кассете я сказала им, что очень их люблю. Но целоваться с ними никак не могу. В походе меня так никто и не обесчестил, кстати. Переплыли на тот берег, поставили палатки, сварили ведро какой-то похлебки и спали клубочком в одной палатке. И точно помню, как вокруг всех нас шуршал дождь.

Девяносто первый

Пойду погуляю. Буду в восемь.
Ну или около девяти.
Меня сегодня никто не бросит,
И не захочет с ума свести.

Вкладыш назойливо чешет : « love is…
Венди быть Питеру своему».
Петька в анкете оставил подпись,
Он сейчас с мамой своей в Крыму.

Он подарил мне пинок и ластик.
Я ему тоже — удар под дых.
И напишу в дневнике, что счастье-
Парта последняя на двоих.

Лерка по горке катает санки,
Муся лепит пузатый ком.
А у соседской девчонки Таньки
Дом и работа. Работа. Дом. (2011)

Subscribe

  • (no subject)

    Мне всегда обидно, когда говорят, что режиссер Линч для умников, снобов, выебывающихся псевдоинтеллектуалов и так далее. Потому что как мне кажется…

  • (no subject)

    Я купила в интернете резиновую уточку в бассейн. Маленькая, обыкновенная до такой степени, что даже ущербная. Именно таких уточек, наверное,…

  • (no subject)

    Я тут слушала одного священника, он рассказывал, что в молодости боролся с рукоблудием. Со своим, конечно. Ну, я это всё послушала и второй день…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • (no subject)

    Мне всегда обидно, когда говорят, что режиссер Линч для умников, снобов, выебывающихся псевдоинтеллектуалов и так далее. Потому что как мне кажется…

  • (no subject)

    Я купила в интернете резиновую уточку в бассейн. Маленькая, обыкновенная до такой степени, что даже ущербная. Именно таких уточек, наверное,…

  • (no subject)

    Я тут слушала одного священника, он рассказывал, что в молодости боролся с рукоблудием. Со своим, конечно. Ну, я это всё послушала и второй день…