February 23rd, 2018

(no subject)

Вот есть такое настроение, когда душа просит музыки, но как только ты её слышишь, испытываешь душевные страдания. На первых звуках любой музыкальной композиции ты вдруг будто бы выпиваешь стакан водки, перемещаешься на кухню с ободранными обоями, перед тобой возникает консервная банка с бычками, селёдочные кости на газете, окно, а в окне - мрак. И самое ужасное - это пульсирующий вопрос в голове: "В чём смысл жизни?"
И музыки надо. Даже не тебе, а тому, кто внутри тебя, кто на кухне у окна со стаканом водки. Этому существу нужен звук. Оно думает о смысле. А тебе от этого плохо.
Сегодня звонит одноклассница, говорит: "Я, наверное, сошла с ума. Я слушаю Аллегрову. Больше ничего не могу".
Я говорю: "Я слушаю Вадима Казаченко".
И напеваю в телефон: "Беееелая белая метееелицааа замела дорожки закружииила". Мы ржём.
Наташка грустно говорит: "Лунь, а почему?"
Я говорю: "Чтобы не думать о смысле".
И слышу, знаю, чувствую, что Наташка в трубку мысленно панически поёт Аллегрову.