August 30th, 2016

Катька

Мы недавно с одной знакомой обсуждали любовь без взаимности. Я довольно долго стеснялась своей проституточной души. Говорю: "Не было у меня такой никогда". Не верит. Катька страдает время от времени, причем, ее хотят совершенно адекватные мужики. Но она выбирает того, кто ее не хочет. У меня же, говорю, Кать, душа проституточная, получается. Не могу влюбиться, если без взаимности. У меня, говорю, просто ничего не шелохнется даже. С другой стороны, посмотрю на нее, слава моей психике. Ну не дано мне страдать по этому поводу. По многим другим поводам — да, а этого нет.

У меня микробы не реагируют. Господи, думаю, не я проститутка, кровь моя такая. Не кипит без повода.

А тут это. Играю в одну интеллектуальную игру на телефоне. Называется кое-что кое-чего. Борьба. Умственная. Умов. И там меня взял в оборот один, как я думаю, пенсионер и, скорей всего, профессор, конечно. Юзернейм у него такой "Николай Валерьевич". Я его обыгрывала раз 20. В день несколько раз. А там кнопка есть "Реванш". И этот Валерьевич жмет ее и жмет. А рейтинг у него падает с каждым проигрышем. Хуй знает, зачем, но пишут "МИНУС 24 рейтинга", и ты сразу кипятком ссышь. А Николай несмотря на то, что рейтинг я ему съедаю, жмет реванш и жмет. Сука. Я сначала думаю: "Пфффф. Лети, мотылёк. Я твоя лампа!" А потом что-то боязно стало. Там еще уведомления есть. "Николай Валерьевич закончил игру". Если время проебешь, пизда тебе. Стыдоба. Сдался.

И вот мы пьем с мужем шампанское, а Николай прошел. И я должна. Я говорю на протяжении трех дней: "Дядя Коля подоспел!" И бегу отвечать на вопросы типа "В каком году подводная лодка ЮАР "Киш-миш" впервые причалила к берегам Австралии?"
А Николай Валерьевич еще никогда меня не побеждал. Но я вдруг однажды подумала: "Мои берега крепки. Но что за нахуй? Я буду снова и снова играть с этим дядей".

И я всё думаю, зачем Николай Валерьевич доебался до меня. И иногда о том, что Катька будет счастлива.
самарисовалаже

(no subject)

Вообще, я про историю со знакомой. Для меня это другая планета какая-то. Мне больше кажется, что у нее какая-то проблема внутри. Ну как можно постоянно выбирать самое говно и говн и в него до смерти влюбляться. Говно - это мудак и долбоеб. И они у нее прям все противные такие, что через край это льется. Я влюбчивый человек. И в мужчин, и в женщин влюбляюсь. Иначе общения тесного не представляю. Я люблю балдеть от людей. Очаровываюсь людьми что ли. Но мне всегда нравились адекватные, здоровые на голову люди.  Немножко с придурью можно быть, конечно. Но без перегибов. А у нее прям не долбоёбы, а долбоебища. Она говорит, что с нормальными ей скучно.
Хрен знает, никогда мне с нормальными людьми, умными, психически здоровыми, морально сильно не перегнившими, скучно не было.
А вот с представителями катькиных мечтаний я и пары минут не могу высидеть. Пробовала. Мне страшно и неприятно до физического отвращения.
Катьке нужен изъян. Глубокий. А я считаю, что ум, чувство юмора, чувство такта, доброта какая-то - это и есть то самое, оно, это. Это охуенное и довольно редкое сочетание. Чем не изъян?

Иногда мне кажется, что некоторые люди склонны идеализировать зло. Мол, смотри как чернота красиво переливается. Ах, какая странная чернота.
Для меня же это как сгусток неприятных насекомых. Мне не хочется там ничего рассматривать, разгадывать и свет распознавать в мерцании их шуршащих туловищ.

Не пизди.

Многие состоят из прочитанных книжек. Некоторые из книжек не становятся глыбами в нас, а ложатся песком. И я не берусь обесценивать эти слои песка. Но один из писателей, который сидит во мне, живет во мне — это Толкин. У нас были книги, где авторство указывалось так: Джон Рональд Роуэл Толкиен. Таким он и будет для меня. Мне было четырнадцать. Я читала о хоббитах два раза подряд. У мамы был один перевод, у меня другой. А потом мы обменялись. Это было для меня подтверждением того, что Подвиг, Честь, Достоинство, Дружба, Вера в Чудо не заканчиваются с завершением детства. Толкиен меня как будто проводил за руку и сказал: "У нас тоже есть чудеса". И это было для меня шоком. У меня родилась неразрушимая вера в то, что я ничего не придумала. И сохраняется по сей день.

Читаю ЖЗЛ Толкина. Совершенно охуенная книжка. Но очень смеялась на первых же ее страницах. "Не напиши профессор Оксфорда Толкин романы "Хоббит" и "Властелин колец", вряд ли имел бы столько поклонников и приверженцев".

И следующим абзацем в одну строку: "Но он написал".

И тут я стала смеяться. Потому что это такая заебатая конструкция, аннотация ко всем знаковым личностям человечества. "Не сделай Иванов. Вряд ли бы. Но Иванов сделал".

И вот ко всему этому из детства. Я недавно нашла футболку, которую дарила папе. Там надпись "Не пизди!" Не видела ее с тех пор, как папы не стало, даже раньше. Думала о ней, а тут она всплыла в корзине для белья. А у меня как раз период такой, что каждому хочется это сказать. И вот она всплыла. А я на кладбище собиралась поговорить с ним. И тут вот. Я уже пару дней в ней хожу и дела идут куда-то. Не пиздят. И хочется задрать башку и крикнуть: "Не пиздят, папк!"

А еще. У меня два телефона. Одна симкарта моя, а на втором симкарта на папу. И я недавно думала, для меня это тяжело, купить телефон с двумя картами. Три года прошло, как папа умер. И я уже несколько дней звоню с папиного телефона на свой и обратно. И смотрю пропущенные вызовы: "Папочка", "Танька. Дочка". И не знаю, как от этого отказаться. Не знаю, блять.