November 11th, 2015

самарисовалаже

ну и вот.

В Питере я куда-то пиздовала под дождем, увидела вывеску и забежала ненадолго туда. Это было как зайти в шкаф и обнаружить там Нарнию. Из одного мира — в другой. Это был букинистический магазин с непривычным порядком, без куч и коробок, огромные стеллажи, теплый желтый свет и какой-то расплавляющий уют.

Там я познакомилась с одной женщиной. Я сказала: "Какая же замечательная у вас работа". Мы разговорились. Точнее, я спрашивала, говорила она. И от этого всего кружилась голова. Я выбирала книги, она мне помогала. Я люблю людей, которые очень уместно используют свои знания, тактично предлагают ими воспользоваться. И я пользовалась, пользовалась, пользовалась.

Последний раз мне так повезло в Строгановском дворце. Я задала какой-то незначительный вопрос музейной сотруднице, а она плавно и надолго увлекла меня во что-то грандиозное.

Так было и в магазине книг. В аэропорту у меня как обычно был перегруз.

И вот теперь зима, работы у меня мало, и я начинаю с удовольствием поедать запасы книг.

Довольно давно я разучилась читать без карандаша. То есть, это добавляет внимательности что ли. Поэтому везде по дому лежат бумажки с моими почеркушками. Чтоб не забыть посмотреть еще то и это. Я разрезаю листы бумаги на тонкие полоски и на некоторых страницах делаю закладки с пометками на этих самых полосках.

Я сейчас читаю о Пушкине. С одной стороны, хочется побыстрее закончить, с другой стороны, это только начало. В прошлом году у меня была страсть по Достоевскому (она осталась). И я боюсь узнать, что у нас есть и другие писатели. Если кому-то интересно, читаю я вот что. И не представляю одного без другого.

Вообще, я, наверное, слишком большое значение придаю словам. В какой-то момент, читая письма Пушкина, меня осенило: это писал он. Он. Я читаю его мысли. По пятам. Он думал это слово, и я повторяю его за ним. Письма как будто ожили.

Чтоб не заплыть жиром за чтением, я скачала в телефон замечательное приложение "Качок". Там мужик приседает, подтягивается... Теперь мой указательный палец упругий и сексуальный.