September 1st, 2015

самарисовалаже

метеоризм

Я вот иногда думаю, с каких пор некоторые вещи стали приличными. Не стыдными, что ли. Я бы даже сказала, схуяли.

Стало модным плеваться на фотографии неуспешных, недобившихся людей. Делать смешные подписи к ним. У меня, видимо, какой-то совершенно другой мир вокруг, люди с другим мировосприятием. Поэтому люди, которые после взгляда на фотографию бомжа с бутылкой водки начинают хохотать, всегда звались и считались мной мудаками. Люди, которых интересует, как одевается колхозница Ира из деревни Рассвет, люди, которых радует и осчастливливает тот факт, что Ирина носит нестильные, немодные, немолодежные вещички, всегда будут считаться мной глупыми. Женщины, которые обретают чувство собственного достоинства от поливания говном целлюлита других женщин на фотографиях в интернете, всегда будут для меня пустыми. Мужчины - подавно.

Мы все ковыряемся в носу, чистим уши, а иногда бывает, что и пердим. Можно включить долбоёба и сказать, что общество лицемерно, ведь мы же ведь же ведь же в любом случае пердим, так почему бы ни пердеть при всех. И менеджер по продажам Маргарита просто перестала быть лицемерной, а открыто заявила на весь интернет, что ей не нравится, как одевается колхозница Ира из деревни Рассвет.

Всем тоже не очень нравится её фуфайка и растянутые трико в сочетании с розовой блузкой, ясен хуй. В таком в офис не пойдешь. Коллеги могут сфоткать и не дай бог отправить в инстаграм. И тогда уже менеджер по закупке Софья будет хихикать над фоточкой. Но у меня постоянно возникает чувство, что многие люди стали пердеть открыто. А некоторые менеджеры и менеджерицы еще руками машут, чтоб распространить этот их запах собственного величия как можно дальше. Не стыдно им.

Они не лицемерны. Они могут себе позволить смеяться, и с хуя ли отказывать себе в этом удовольствии поржать над бомжом и колхозницей. А я всё думаю, когда этот день наступил, где я была, где спала, что делала, когда перестало быть стыдным демонстративно пердеть.
самарисовалаже

(no subject)

Есть у нас знакомый мужчина, он постоянно говорит о своих женщинах. Постоянно. Всё он в каких-то невероятных приключениях с женщинами. И женщин этих несчастных своих он всё анализирует и анализирует. И мне всё кажется, что это не мужик, а какой-то член на ножках. Хуёк. У всех жизнь как жизнь. А у него - бабы. Бабы, бабоньки, баааааааабыыыыы. Ы! Одна блондинка, вторая брюнетка, третья замечательно сосет. И что со всем этим делать? Вопрос!

Мне кажется, нормальный мужик не должен так много пиздеть о своих бабах. Он сам вообще не должен зацикливаться, что у него за бабы. Оля? Марина? Таня? Чего доебались, я и сам не помню. Бабы для нормального мужика как погода. Дождь. Какой? Грибной? Земляничный? Косой? Хуй его разбери этот дождь. И всё. И чего о нём пиздеть. Я пошёл на работу.

Хотя, Таню можно запомнить, конечно. Но не сильно.
самарисовалаже

Нежная Н.

Моя любимая, нежная Н. девушка в хорошем смысле правильная. Не Правильная, а правильная такая девушка. Как надо. Таких девушек придумывает бог один раз, и всю жизнь они остаются придуманные богом. И никаких порочных изменений в себя не пускают ни за что на свете. Умная, скромная, застенчивая в меру, с добрым, как говорится, нравом. Есть в ней какая-то интеллигентность. Она познакомилась с парнем, всё хорошо, доброе утро, добрый вечер, как спалось, как настроение, вздохи, поиск нужных слов, тех самых, чтоб он считал её Той Самой, а она его принцем, он болен ею, она -им, начало чего-то удивительного, свершается чудо, вот-вот, они его творят, флирт, кокетство, вежливость, какой ты видела сон, я думал о тебе и вот это всё висит в воздухе, в их долгой переписке. Переписка. Понимаешь, спрашивает меня Н. Понимаю. И вздыхаю. И Н. на вопрос чудесного, внимательного мужчины "Как тебе спалось" ошибается одной буквой и отвечает "Я не высралась".

Я не высралась, понимаешь, Таня? Спрашивает меня Н. с грустью. Понимаю, говорю. И мы хохочем. Нет, мы ржём.

Н. читает мой жж. Я хочу передать тебе привет. Высрись, девочка моя! Сколько можно уже! Обнимаю. Таня.