May 26th, 2015

самарисовалаже

Лучи добра.

Моей маме со мной не повезло. Я довольно закрытый человек, и в меня очень сложно внедриться. Мама говорит: "Таня, ты очень нервная, тебе нужно попить йод". Моей маме кажется, что все мои проблемы от недостатка йода. Я говорю: "Мама, а ты никогда не замечала закономерности, что я нервничаю именно тогда, когда ты советуешь мне пить йод от нервов?"

Мама без спроса накладывает мне в тарелку еду, которую я не хочу. Она может взять и забрать у меня из тарелки еду, которую я себе положила. И я говорю, что мама нарушает моё личное пространство.

Мама может взять расческу и внезапно сзади начать меня расчесывать, а я ем, например, или пью. Да неважно. И я говорю маме, что она нарушает мое личное пространство.

Мама может купить мне одежду и заставить ее носить. И я повторяю ей о нарушении моих личных границ.

Мама критикует мой внешний вид, цвет волос, прическу, одежду и осанку. И я снова говорю ей о том, что это только моё личное тело.

Мне очень сложно существовать с людьми в одном пространстве. Я могу расплакаться от прикосновения. Я не люблю, когда на меня смотрят. В кафе я выбираю столик у двери и сажусь спиной ко всем остальным столам. В общественном транспорте я часто закрываю глаза, только бы не заметить, как кто-то рассматривает меня. Я не люблю "пойдем покурим". Мне блять надо самой решить, когда курить, и сделать это самостоятельно в одно лицо. Поэтому не люблю привычки девочек ходить в туалет вместе.

У меня нет привычки спрашивать у людей, кто им позвонил сейчас и где они были вот тогда. И хочу, чтобы ко мне относились так же. У меня часто были ссоры с мужем, потому что именно в тот момент, когда я захожу в туалет, ему нужно со мной поговорить, и он или пытается открыть дверь, или разговаривает со мной из-за двери. Я не люблю ходить в душ/баню с кем-то еще.

И я считаю себя, блять, здоровым, сука, адекватным, совершенно нормальным добрейшим рырыры человеком!
самарисовалаже

нары

Я люблю старую одежду. Муж силой купил мне шубу. Она так и висит. Я говорила ему, что у меня есть нормальный пуховик, и ну и что, что сзади у него дырка. Это мой пуховик. Мы столько с ним пережили. А шуба что? Ей от меня только деньги нужны.

Есть места, которые вызывают у меня приступы удушья и отвращения. Места, с которыми у меня связаны не самые лучшие воспоминания. И, когда мне нужно ехать куда-то, я стараюсь не заезжать на ту самую улицу. Я иногда боюсь, что буду бояться целых кварталов, потому что где-то там есть место, в котором мне было не очень хорошо.

У меня есть вещи, которые я ношу со школы. Одна толстовка у меня с 9-го класса. Мама однажды выбросила мои дырявые кроссовки, чтобы я их не носила, мне было так обидно, я только и смогла сказать маме: "Ты ничего не понимаешь". Мои кроссовки были моими друзьями. И что с того, что они немножко заболели насквозь.

В мамином доме есть место, где я читаю или просто лежу, называется она "нары". Это маленькая комнатка с книжными шкафами и ватным матрасом на полу. И мне там хорошо. Нет, говорю я всем, мне не нужен туда диван. Нет, мне не холодно, нет, мне не жарко. Я имею право на одну свою маленькую комнатку, говорю я всем.

Мне хорошо со своими старыми вещами. И пусть в моде веселье в полоску, позитив с подвернутыми брюками и норковый оптимизм, мне привычно в своей бесформенной, растянутой и полинявшей грусти.