May 22nd, 2015

самарисовалаже

ЭЙЛИН О'КОННОР

Я очень мало журналов прочла от первой до последней записи. Не думаю, что кто-то не знает этот журнал, но вдруг! Ну и вообще, так хочется радостью поделиться.

Нежный, добрый и смешной журнал. Читаю, читаю, читаю, и всё боюсь, что он когда-нибудь закончится.

http://eilin-o-connor.livejournal.com/13051.html

http://eilin-o-connor.livejournal.com/26104.html
самарисовалаже

Кот. Коршуны. Утки.

У меня есть балкон. У балкона есть я. У меня есть бинокль. Вчера весь вечер проторчала на балконе, смотрела на коршунов. Напротив дома, но чуть-чуть левее их собралось в небе человек 25, и они там кружили. Я чуть с балкона не вывалилась от любопытства. Там что-то происходит и без меня. Интересное и без меня. Со мной на балконе была соседка. Она сказала, что меня обосрут птицы, вот тогда я и что-то там. Я сказала, что коршуны не срут никогда, потому что они слишком благородны для этого.

Я подумала, что у коршунов там на ветру, скорей всего, инициация. Молодому сопляку присваивают звание чоткого, крутого коршуна и говорят ему: "Первое правило коршуна - не срать при людях, сел за кусты и быстро благородно взлетай и со строгим лицом кружи". Я рассказала маме. Мама сказала: "Там просто был труп и они над ним летали". Я рассказала мужу, он сразу отрезал: "Они там трахаются". Помню, я рассуждала об овечке Долли, почему она была злобной, а мама сказала: "Её просто все заебали". В общем, я им больше ничего не скажу.

В детстве из школы домой я часто ходила по лесной тропинке, а потом по берегу реки. Мама давала мне в школу молоко и бутерброды, но я никогда их там не съедала, потому что в лесу каждый день меня ждал кот. Я садилась под дерево и звала его, он приходил, обедал, позволял себя погладить, разговаривал немного и уходил. А потом я шла по берегу реки, где купались утки. Я шла очень медленно и тихо, чтоб не спугнуть. И как же после такого детства можно предположить, что коршуны срут, едят трупы и занимаются сексом. Нет-нет-нет. Они волшееееебные.