May 6th, 2015

самарисовалаже

Хуяк-хуяк

Мне иногда кажется, что птица летает именно для меня. Иногда я еду на машине, и вдруг над дорогой начинает зависать коршун. На трассе я торможу, если трасса пустая. Коршун снижается почти над лобовым стеклом, он очень красиво выёбывается. Смотри, Танька, какой я клёвый, как я умею овладевать ветром. Я почти вижу его прищур, его самодовольную ухмылку, и улыбаюсь в ответ. Это очень крутое чувство – поймать улыбку коршуна. Ты ведь никогда не сможешь узнать наверняка, делал ли он это специально для тебя, но знаешь это на сто процентов – для тебя. Иногда я чувствую себя эмоциональным инвалидом, но в такие моменты веду себя как совершенно наоборотистый человек – сижу и смеюсь коршуну. Дурак, говорю, милый дурак.
Некоторые посты я пишу для конкретного человека, не для одного и того же каждый раз, но вот для одного - бывает.

Я терпеть не могу всякие кинематографические шаблоны, типа – сидит человек на сцене и поёт в толпу другому человеку, и глаза в глаза. Но однажды так было. В школе под гитару со сцены я пела мальчику: «До свиданья, мой любимый город, я почти попала в хроники твои». Это была сцена нашего расставания перед лицом всей школы. Все вдруг, и он в том числе, поняли, что пою я нихуя не городу. А на словах «пожухли те розы, вызвали слёзы и надоели» я как-то всхлипнула, а мой мальчик закашлял, и все зашуршали. Короче, адский пиздец и пошлятина, но в юности мне казалось, что объяснять свои желания нужно именно так.

И все же иногда я чувствую себя той девочкой. А может быть выёбывающимся коршуном. Что я такая над дорогой хуяк-хуяк, а тот самый человек остановится, он вдруг обязательно поймёт, что весь хуяк-хуяк предназначается, посвящается именно ему, именно для него я овладеваю ветром. Зря я что ли тут выёбываюсь, слышишь, человек?