April 7th, 2015

самарисовалаже

Водка, пиво, телевизор.

Однажды я стала телезвездой. В одном из парков культуры и отдыха моего города проходил праздник то ли пряника, то ли веника, то ли ведра. Волею судеб я с подружками целенаправленно пошла туда. Народ веселился, со сцены пели кадышевы. Вдруг появились тележурналисты. Репортерша и оператор попросили с ними перепиздеть. Подружки смылись, я осталась. Меня спросили: "Здравствуйте, вы знаете какой сегодня праздник?" Я подумала, что очень смешно пошучу и ответила: "День пива?" Репортерша засмеялась и сказала - нет. "День водки?" Но снова меня обломали. "День пива с водкой?"

Шучу я всегда несмешно и с серьезном лицом. Потому что несмешно шутить с улыбкой на лице - это полный пиздец, а тут хотя бы наполовину.

Мы с подружками немножко прошлись по парку, и я поехала в деревню. Журналисты оказались реактивными и быстро слепили страшную новость про современную молодежь. Пока я собралась и дотелепала до своего родного села, все знали, что я алкаш. Мама поседела, папа не переставая ржал. Находчивые журналисты преподнесли мое высокоинтеллектуальное интервью так: Везде ходит культурный народ и мамы с колясками, бабушки на лавочке. И тут девка какая-то - ни родины, ни флага, ни ведра, ни веника. И девка эта выпуливает с унылой рожей в камеру про водку, пиво и женский коктейль.

Следующие два дня со мной в деревне здоровались так: "О! По пивку?! По водочке?!"

Поэтому, когда в Питере мне люди с камерой предложили сказать пару слов о том, как мне отдыхается в этом культурном городе, я не стала отвечать: "Много пива и водки". Я убежала. За водкой.