October 14th, 2014

самарисовалаже

Мечты.

В детстве я думала, что Дед Мороз живет в сказке, он путешествует из одной волшебной истории в другую. Когда он приходил, я мечтала об одном - чтобы он взял меня с собой и показал какую-нибудь сказку. В 9 лет мне сказали, что Деда Мороза нет, я рыдала. Но до сих пор мечтаю поехать в Великий Устюг, вернуться и сказать всем: "Вы долбоёбы, а он есть!"

Меня можно легко обидеть, довести до слез в две секунды. Проверялось неоднократно. Нужно взять мою игрушечную обезьянку и бросить на пол. Когда я была маленькая, мама сажала ее за дверь в подъезд, рядом оставляла какую-нибудь вкуснятину, звонила в дверь и убегала. Я открывала, а там чудо. Анфиса из Африки принесла мне гостинцы. Однажды я потеряла Анфису в походе, обнаружилось это уже дома, родители сели в машину и поехали назад в лес. Нашли. Я всегда мечтала поехать с ней в Африку.

Лет в 6 я писала письма в Байконур, просила взять меня в космос. А позже нашла пачку писем на антресоли. Сейчас я подписана на инстаграм Роскосмоса, ставлю лайки.

В последнее время все думаю, откуда появляются мечты. Они независимы от нас. И уходят так же неожиданно, как появляются. Это не цели, а именно мечты. Они тонки и интимны. Ты шепчешь их в подушку и изредка позволяешь им звучать вслух. Они как потерявшиеся волшебные дети. Как будто хотят, чтоб кто-то их опекал. А потом так же внезапно исчезают, получив свою дозу ласки. А ты скучаешь по ним, но мечтать уже не можешь.
самарисовалаже

Кусты

Взросление - самая отвратительная и прекрасная вещь, которая может произойти с человеком.
Лет в 15 я посмотрела фильм про фей, там маленькие девочки фотографировали их, а взрослые дяденьки ходили и все это разоблачали. Я убежала на речку и горько плакала в кусты. Мне было очень хуёво. Мне хотелось остаться в этой чистоте. Я физически ощущала, как что-то уходит. И я оплакивала это. Мне хотелось остаться с этими девочками и их феями, в этом их мире, но вечером у меня было свидание с одним мальчиком. А он очень, очень хорошо целовался. И я променяла своё детство на мальчика. Но иногда мне кажется, что никто так и не смог забрать у меня это.
самарисовалаже

двадцать шесть семнадцать

Когда я слышу эти слова в одной связке не от психолога, начинаю ощущать какой-то мёртвый холод.
Гешальт. Мотивация. Цель. Комплекс неполноценности. Психологическая травма.
В голове начинает звучать металлический грохот тазов в бане.
Латентность. Перенос. Рефлексия…
Слова превращаются в мертвые цифры.
Личностный рост. 1. 365. 875. 17. 48. Эмпатия. 0,67
И вроде бы, психологические психологизмы придуманы человеком для человека, но эти слова отгораживают меня от жизни, от чего-то настоящего. Я не против этих слов, меня отделяют они от мира, где эти слова постоянно используются. Какая-то холодная бетонная стена, которую я вижу и понимаю, но не чувствую желания смотреть на нее.
Они как будто убивают всю сердечность и смысл происходящего вокруг. И радость и боль, и даже равнодушие пропадают. Ни поэтичности, ни прозаичности, ни красок. Остаются только латентность и рефлексия.
Блять, ну можно ж сука нормально попиздеть. По-человечески.