September 22nd, 2014

самарисовалаже

Я знаю ходы под землёй, блять. Прихожу и молча поправляю всё. Люблю так делать.

Вот что интересно, мне в пятисотый раз дают послушать песню "Человек из Кемерова". Я, в общем, не против.
Но я никогда не давала москвичам (тчк) послушать песни о Москве. Ну а чо, например, знакомишься с москвичом, и такая: "Опа! Москва, златые купола. Москва! Звонят колокола!" И москвич такой: "Дададада. Всё у нас именно так". Или: "Чувааак, да ты из Самары! Ах Самаааара городооок, а не спокооойная я, а не спокоооойна-ая-ая, а успокоооой тыыыы меееняааа!" И чувак бы такой: "Да, хыхы, да". Или познакомились и спели-сплясали сразу такие друг дружке все песни про города. И збс стало на душе.
-Ты откуда?
-Вологда.
-В Вологде-где-где-где В Вологде-где В домееее, где резной палисад.
-А ты?
-Питер.
- ВЭВЭВЭ Ленинград! ЭСПЭБЭ точка ру!

В общем, все это странно. Каждый раз не знаю, какой реакции от меня ждут. Но я улыбаюсь, киваю башкой и говорю: "Да. Да. Человек. Из Кемерова. Я. Тот самый".
самарисовалаже

Кащей

Однажды я сильно разлюбила прокуроров. Я им всем желала зла. В день, когда мне нужно было выходить замуж, у нас была сдача "Прокурорского надзора". Я долго думала, куда пойти - замуж или на экзамен. И выбрала первое. Экзамен можно потом сдать, подумала я, а вот замуж могут больше не позвать. Сдала я с четвертого раза. Товарищ прокурор сказал тогда, что если кто-то пропустит сдачу, не сдаст уже никогда. Препод разве что пальцем в своей жопе не ковырялся при мне. Матерился, делал отрыжку, доставал козявки из носа. Это был единственный раз, когда я плакала после экзаменов. Родителям сказала, что брошу учебу, потому что на хуй надо с такими людьми потом работать. Препод откровенно обзывал меня нехорошими словами. Задавал вопросы из области международной экономики. Ему доставляло удовольствие издеваться. Каким-то образом я сдала. Я ненавидела всех прокуроров.

Меня тошнило от звука этого слова. И когда я пошла работать по специальности, больше всего на свете я боялась проверок, запросов и все такое. Я готовилась умирать каждый раз. Такая подготовка к изнасилованию.

Странным образом мне попадались адекватные люди из прокуратуры. Но я не верила им. Я думала: "Ага, улыбаешься. А сам наверняка хотел бы меня раздавить". А однажды в перерыве на одном процессе ко мне подошел представитель прости господи прокуратуры и сказал: "Татьяна Владимировна, вы не думайте ничего, мы просто не имеем права отказать и не представлять интересы Ивановой". Я ответила: "Ну что Вы? Я знаю. И понимаю". И мы как-то тепло разулыбались друг другу. И я всех-всех простила. Я вдруг поняла, что они тоже люди, и среди них много хороших, как и везде. И я очень благодарна этому чуваку, что освободил меня от этой, в общем-то, не свойственной мне ненависти к целым профессиям.

Нужно было ему это? Нет. Он ведь мог обойтись без этого. А он так по-человечески это сказал. Как если бы Кащей Бессмертный вдруг обнял бы меня и подарил цветы и превратился в принца.