November 28th, 2013

И чтоб захихикал

Недавно прочла книжку одной финской журналистки о русских. Несколько раз улыбнулась. Поняла, что совершенно не умею вычленять какие-то особенные черты из национальностей. Все анекдотичное, наверное, имеет место быть, но, все же, как-то примитивно и сомнительно.
Типа, украинцы любят сало, а чукчи говорят «однако». «Однако» говорит Михаил Леонтьев, это всем известно.

И ведь ходишь каждый день и совершенно не замечаешь каких-то явных черт русскости. Угрюмости, например. Или, как пишет эта финская женщина, достоевщины. Не просыпаешься ты утром, не встаешь у окна и не восклицаешь: «Снова, блять, снова эта достоевщина! Приехали!» И стук себя кулаком в лоб! И слёзы.
Это довольно интересно – слушать о себе, в смысле, о себе как о части чего-то большого и непонятного для кого-то. Читала, а на хороших местах прищуривалась, улыбалась и думала: «Дыааа, мы такие. Мы такие клёвыыыя!» А на плохих - качала башкой: «Пиздит! Как есть – пиздит!»

Вот хотела бы я какому-нибудь китайцу взять и всю правду высказать про китайцев. Но не так: «Вы удивительная нация! Великий народ!» Мумуму-бубубу. А так это по правде, сказать, как на духу: «Вы удивительная узкоглазая нация!» И чтоб китаец захихикал от удовольствия.