September 6th, 2013

Сапиосексуализм

Не думала, что у этого явления/предрасположенности есть термин. Это когда  «а поговорить?» куда важней чем «ябывдул».  В одном фильме у мужика была глупенькая любовница, и в момент расставания она просила его: «Прошу тебя, хотя бы просто трахай меня и все!» А он ей такой: «А о чем с тобой трахаццо?»

Лет в 15 за мной ухаживал парень гармонист-частушечник. Деревня во мне заговорила: «Танька, нахуя тебе эти рокеры-рэперы? Зачем тебе эти городские? Вот оно. Свое. Родное». Он как-то СМОТРЕЛ на меня кагбэ думая: «Знаю я, чего тебе надо, милая, ох знаю, девка!» Но молчал. Рвал цветы в огороде, кормил ворованными ранетками, но молчал. А это же Загадка. В основном посаны много пиздели, и все у них наружу, все ясно, как прочитанные книги.
А самое главное в этом чуваке– он пел частушки!  И подбирал-то как! Все про Таню! Наша Таня трам-пам-парам. А я Таню трум-пум-пурум. Я думала: «Какой оригинал!» А еще краснела и хихикала. А девки толкали меня в бок. Ну как в кине блять про любоф.  И однажды теплым летним вечером он спросил меня, смущаясь, заикаясь и дергая левой ногой: «Ты будешь со мной встречаться?» Я подумала: «Ууууууу-ууух!» И согласилась.
Мы постоянно ходили компанией.  Пели, пили. А разговаривала я с кем угодно, кроме …ээ..Васи. Как-то не получалось с ним попиздеть. Потому что он пел или молчал. Но ТАК смотрел. И я думала, что ТАК смотреть могут только охуеть какие интеллектуалы. У тупых взгляд тупой, а у Васи моёва наполненный смыслом.

Наступила зима, птицы улетели на юг, выкопали картошку, все дела…я еще училась в школе, а Вася уже был студентом.  А зима-холода же, все кабута изо льда же. И целоваться было негде. Пришлось приглашать Васю целоваться ко мне.  Вася как-то подозрительно ВСЕГДА приходил с друзьями. Но однажды пришел один.

Сказать, что наш разговор не клеился  - это сильно преувеличенно преуменьшить.  Оказалось, Вася только и умел, что СМОТРЕТЬ. Он смотрит, я как дура пытаюсь зацепиться хоть за что-то. Он улыбался и молчал. А иногда ВНЕЗАПНО на какую-нибудь мою реплику происходило это: «Наша Таня трумпам пам …..» И я вздрагивала. Потом я перестала вздрагивать. И улыбаться тоже перестала. А потом тоже стала МОЛЧАТЬ и СМОТРЕТЬ. Сначала от скуки. Потом от злости. Думаю: «На! Вот! Я тоже так умею! Держи, сука!»
Правда иногда он помогал делать мне алгебру.

Васю все устраивало. Я пыталась поговорить, потом поговорить о том, чтоб поговорить.  Но все это было каким-то соплежуйством. Когда случайно мы встречали его друзей, я хватала их за рукав и кричала: «О, Господи! Лёха! Пойдем с нами! Я прошу тебя!»
Наши вокально-инструментальные чувства убила зима! Заморозила нахуй. Замела сугробами и покрыла настом. Вбила в грудь Любви сосульку епт. Написала «конец» желтым снегом!

С тех пор я стала сапиосексуалкой и решила никогда не встречаться с гармонистами зимой.  И лишь иногда то лето напоминает о себе, когда при звуках гармошки,  у меня сильно дергается правый глаз и хвост отпадывает.